Эссе #3

Фото 8 Цветущая сакура в парке Химонъя

Если ехать из центра, дорога к тому моему дому начиналась с линии метро Хибия-сэн, одной из самых старых линий токийского метро. Как ни на какой другой линии, на мой взгляд, именно на Хибия-сэн меняется облик «среднего пассажира», входящего в вагоны ее поездов. Там, на северо-востоке, за Уэно, в районе станций Ирия-Минова-КитаСэндзю, и дальше, в относительно недорогих жилых районах Сайтама, больше представителей физического труда, они едут в метро порой прямо в рабочей одежде (например, в широченных плотницких штанах, иногда заляпанных грязью), если летом, то шея или лоб обмотаны полотенцем. Ближе к станции Уэно становится больше туристов, в том числе иностранных. На Уэно сядут много иногородних, многие – из Тохоку – именно на этот токийский вокзал прибывают поезда, связывающие столицу с этим северо-восточным регионом Японии. Через остановку от Уэно – знаменитая Акихабара, за несколько десятилетий прославившаяся своими магазинами бытовой электроники. Сейчас здесь все больше сувенирных и прочих магазинов, но по-прежнему очень много иностранцев из самых разных, вплоть до экзотических, стран.


Фото 9 Там же; голубь сидит на голове дочери

Далее, Нингётё-Каябатё-Хаттёбори – самая старая, уже немного несовременная «офисная» часть Токио, та, атмосферу которой по-японски иногда называют «сурариман-гусай» - «пахнет» офисными людьми». Именно здесь я работал, и часто останавливался в соседних гостиницах, в 1991-2006 годы. Следующая станция – Цкидзи – знаменитый оптовый рыбный рынок, который, правда, будут отсюда скоро переносить. Потом ХигасиГиндза – это театр Кабуки, отстроенный недавно заново. Здесь много пассажирок преклонных лет, одетых порой в кимоно. Следующая остановка – Гиндза – старый, аристократический центр богатого Токио, и публика соответствующая. Еще 5 минут на поезде, и будет остановка КасумиГаСэки – сплошь правительственные здания, среди выходящих пассажиров – практически одни только чиновники.


Фото 10 «Просто» сакура

Едем дальше. Через две остановки – Роппонги – центр злачного Токио, столица токийских пороков: ночные клубы, стриптиз-бары и тому подобное (для меня лично, да простят меня ценители этой части Токио, Роппонги – не Япония). На последний поезд метро здесь давка, чтобы войти (жизнь еще кипит), в субботу утром толпы вышедших из ночных заведений пассажиров осаждают первые поезда линии Хибия, и на Роппонги в пять утра в субботу также трудно войти в вагон.

За Роппонги – станции Хироо и Эбису – один из самых дорогих районов Токио; много «элитного» жилья; дома иностранных дипломатов, да и вообще посольств много. В поезде вновь становится больше иностранцев, но в отличие от Акихабара, - по большей части – из Европы. Вот так, в течение 45 минут поездки меняются пассажиры в одном и том же поезде, представляя собою абсолютную различную городскую культуру.


Фото 11 Улочка, ведущая к станции ГакугэйДайгаку

И, вот, конечная остановка – НакаМэгуро. Здесь же, на этой же платформе, пересадка на линию Тойоко-сэн, и поезд, если ехать вечером, под завязку набьется возвращающимися с работы жителями северных и центральных частей Йокохама и Кавасаки. Часть из них прибыли сюда с одной из самых оживленных токийских станций – Сибуя, и на одном из снимков этой серии – вид платформ станции Сибуя именно той линии, Тойоко-сэн. Один из ностальгических снимков – этой станции уже нет. Тупиковую станцию закрыли в марте 2013-го, уведя пути под землю и соединив с другой линией метро.


Фото 12 Там же

НакаМэгуро в моем маленьком Токио – это, в первую очередь, любование вечерней цветущей сакура, тысячи деревьев которой растут вдоль узкой убранной в бетон речки Мэгуро. В конце марта, в пик цветения, здесь море людей, и именно вечером наиболее интересно. Светло-розовые цветы на фоне черного южного неба; ветви сакура отражаются в черной воде реки своими белыми копиями. Ну, и через две остановки – ГакугэйДайгаку. Приехали.

Добавить комментарий




Защитный код
Обновить