Эссе #2

Фото 7 Изображение Кукай в храме КонгобуДзи

Отвлекусь немного от географической части рассказа; пару слов – об истории. Место КояСан известно в Японии во многом благодаря тому, что здесь провел несколько лет своей жизни один из самых известных людей древней Японии – крупнейший религиозный деятель и просветитель Кукай(空海), в буддизме его называют также Кобо Дайси(弘法大師), 774-835 гг.

После нескольких лет, проведенных в Китае в изучении буддизма, в 806 г. он вернулся в Японию и спустя примерно 10 лет предложил построить как раз на горе Коя, на территории нынешней префектуры Вакаяма, на удалении от городской суеты (которая, наверное, и тогда уже была) крупный эзотерический (тайный, скрытый, нацеленный на внутреннее восприятие) центр буддизма.

Основав его и позже находясь здесь, в КояСан, Кукай систематизирует доктрину Сингон в Буддизме («сингон»(真言)- буквально, «истинное, правильное слово»). В 823 г. Кукай получил в подарок от Императора Сага киотский храм Тодзи (о нем – см. «Киото»), который также использовал для своей религиозной деятельности. Тодзи стал главным храмом приверженцев направления Сингон.


Фото 8 Аромат благовоний, кажется, передается даже через фотографию

Считается, что Кукай создал одну из азбук японского языка – катакана, которая сегодня используется главным образом для записи заимствованных слов. О Кукай также известно, что он был поэтом и каллиграфом, а также инициатором знаменитого паломничества по 88 храмам Сикоку (эта традиция жива и сегодня, и является одним из туристических ресурсов острова Сикоку).

Последнее пристанище Кукай (картина с его изображением в зале храма КонгобуДзи– на фото 7) нашел тоже на горе КояСан, в храме ОкуноИн(奥の院), где Кукай… нет, не похоронен, а, как указано на информационных стендах в КояСан, «перешел в состоянии вечной медитации».

Это, кстати, тоже – одно из многочисленных небольших открытий, что сделал и делаю я в Японии. Отношение к месту захоронения человека несколько иное, чем в христианстве. В случае «простых смертных» немного проще – есть множество небольших кладбищ, как правило, при храмах, где на надгробье написано, к примеру, «захоронения семьи такой-то». То есть, из поколения в поколение умерших членов этой семьи хоронят здесь. Но кого, когда – привычных надписей о датах жизни и смерти очень часто просто нет. «Кто знает – тот знает», а другим детали знать необязательно – существует, видимо, примерно такой подход. Добавлю, что в Японии в настоящее время применяется кремация (и только кремация).

Что же касается «могил» таких людей, как Кукай, то их просто невозможно увидеть простым посетителям, да и простые посетители тех же храмов КояСан не стремятся, как мне показалось, во что бы ни стало найти конкретное место захоронения (и, уж тем более, запечатлеть его на фотокамере). «Где-то здесь, где-то в этом храме прошли его последние дни и минуты (перед переходом в состояние вечной медитации)», - этого достаточно, похоже, для осознания японцами факта кончины человека в определенном месте. Ну а уж касательно такой фигуры, как Кукай, - человека, ставшего учителем буддизма для десятков поколений японцев, живших после него, - здесь вообще, как видите, могилы (в прямом, физическом смысле этого слова) вообще нет… Я – не видел, не нашел.

Добавить комментарий




Защитный код
Обновить